Для счастья необходимо действие. Нужно приехать на обязательные пары, измучиться из-за болящей поясницы и немилосердно ноющих от погоды суставов, вернуться домой и через два часа выгнать себя обратно под омерзительный мокрый снег.

Успели начать немецкий и продолжить древнегреческий с латынью. Пять часов с перерывом только на кофе. Границы возможного расширяются, я с трудом сижу на стуле и удерживаю глаза открытыми, но перевожу фразы с листа на язык, на котором недавно, запинаясь, читала по слогам.

На обратном пути из баек про двоечников на экзамене и перевод «Patere tua consilia non sentis?» как «Отец, неужели ты не видишь, что опаздываешь на заседание?» родился настоящий диспут о том, может ли Бог-Отец опоздать на собеседование Троицы. Решили, что, раз Он всемогущий, то может.

После такого дня думать о заполненной и душной последней маршрутке противно. Пошла пешком. Дождь и мокрые блестящие ветви, склоняющиеся до земли, предчувствуя тяжесть почек. Счастье.